Москва
Ваш город Москва?
Да
Выбрать другой город

Наш человек: ресторатор Максим Ливси

Максим – один из наших первых клиентов и самых близких друзей. Также интересно, что наши бизнес-истории развивались параллельно, на глазах друг у друга: мы открыли первую парикмахерскую, Максим основал компанию по доставке фермерских продуктов. Мы открыли вторую, третью и так далее, Максим открыл свой ресторан и кейтеринговую компанию. Обо всем этом мы и поболтали.

Ты, можно сказать, ожившая легенда - вышел из офиса и встал к грилю.

Это так. Но, как всегда говорю: было бы очень странно, если б бывало наоборот. 

Что тебя побудило?

Корпоративная жизнь становилась для меня достаточно утомительной, потому что была однообразной. На неделю семь пар носок, четыре-пять сорочек, по вторникам приезжает химчистка. Когда я впервые надел костюм лет в 17, мне очень понравилось это ощущение. Но как говорит Гребенщиков - каждая песня изначально плохая, просто ты к этому еще не привык. 

Почему еда?

Я всегда был неравнодушен к еде. Из поездок и командировок старался привозить, например, банку джема вместо какой-нибудь кружки. Потому что когда ты этот джем через две недели распаковываешь - то продлеваешь радость от путешествия. И вот однажды я был в Лондоне, и набрел там на Organic shop. Бутик органической еды. Мне понравилась идея, и я подумал - почему бы дома этим не заняться. 

И занялся. 

Я купил себе большую машину, взял отпуск на основной работе, и начал объезжать все фермы в радиусе 200-300 км от Москвы, узнавать, что у нас тут вообще есть. Однажды я коротал вечер в общежитии при военной части в городе Клин, чтобы утром рядом там смотреть гусей, и мне позвонили знакомые. Долгая история, но если вкратце: они оборудовали каток на Патриках и искали "своих" людей, чтобы сделать там что-то вроде ярмарки. Узнали, что я занимаюсь едой - и позвонили.

Я собрал команду, мы встали работать. Мои фермеры привозили мне какие-то паштеты, пельмени, но быстро стало понятно - народу столько, что просто нужен глинтвейн. Девятое января я встречаю по локоть в этом глинтвейне, с карманами полными мелких денег, из носа идет кровь - оттого, что я никогда столько не работал руками и ногами. И я думаю - класс, все продали, но сейчас мне нужно ехать в Metro, чтобы купить еще 250 литров вина «Коварство и любовь» на завтра. 

Я тогда приобрел много ценного опыта и постоянных клиентов. Зима кончилась, а спрос на продукты остался. Так, сам того не ожидая, я оказался в центре фермерской истории, как Дали - в центре сюрреализма. Вот так клерк стал фермером.

И тут тебя затянуло?

Не могу сказать, что взяло и затянуло. Это был интересный вызов. Мне нравилось работать с продуктом напрямую. Когда я продавал оргтехнику на $1,2 млрд, я даже не видел условную мышку. С едой по-другому. Это как кокаин в кино, попробовал на месте - понравилось - взял. С потребителем общаешься напрямую. И пиарить этот продукт - одно удовольствие. Соблазнить шипящей котлетой проще, чем добавкой для роторных двигателей. 

Я все так же вставал в семь утра, как и мои бывшие коллеги. Но я ехал за вином, а они на планерку, на которой их будут спрашивать за квартал. И вот это ощущение вечного солнца в душе - оно много значит.

Слушай, а вот есть такая типично московская ресторанная история. Про то, как люди в путешествии что-то попробовали и загорелись привезти это в Москву. С тобой такое бывало? 

В путешествии тебе все нравится. Но я сразу смотрю на вещи критично. Вот эта отличная берлинская забегаловка будет работать на Дмитровке? Конечно же нет. А этот шикарный мексиканский ресторан, где у людей все локти в жиру, он пойдет у нас на Остоженке? Да разумеется нет. А в Текстильщиках? Тоже нет.   Мы должны учитывать культурный код. В Ницце круто вкушать мидию по 40 евро, глядя на фонтан. А на Патриках - нет. В Майами отлично идет ресторан с белыми стенами внутри. Но не в России, здесь другая картинка нужна. Скажи любому американцу - текс-мекс. Он сразу поймет, что это, может сделать заказ без меню. Скажи любому в России - украинская или грузинская кухня - то же самое. Но попробуй продавать хинкали где-нибудь в Лос-Анджелесе - народ не поймет. И наоборот. 

Как тебя не увижу, ты всегда отлично выглядишь. Твой вкус - это с рождения?

Да! Мне повезло, что все женщины, которые меня окружали или окружают - будь то мама или супруга Наташа - занимаются модой, и я стараюсь от них не отставать. При этом любимых брендов у меня нет, если честно, я вообще не знаю, что в моем гардеробе висит. Покупаю вещи, а не бренды. 

А какая у тебя история с Chop-Chop?

У меня есть два барбера, у которых я постоянно стригусь. Это Данила Старчук на Патриарших и Виталий Ставорский. Хожу к ним с того момента, как Chop-Chop вообще появился. К Виталику я иду когда мне хочется такого классического барбершопа - чтобы меня и пудрой посыпали, и опасным лезвием подбривали, и использовали помаду для волос. А если мне нужно быстро подстричься на районе, но чтобы меня при этом ничего не раздражало - хожу к Даниле Страчуку. 

К станку!

Линейка фирменных средств для бритья Chop-Chop – увлажняющее масло и успокаивающий кожу бальзам.

Наш человек: ресторатор Илья Тютеньков

Не просто наш человек, а наш дорогой друг и жизненный ориентир, ресторатор Илья Тютеньков, рассказал о гастрономических трендах, моде на митболы и своем самоощущении рок-звезды.

Влажная уборка

В полностью обновленной линейке фирменных средств Chop-Chop появился увлажняющий шампунь.

Наши в Дублине: мастер Chop-Chop поработал в барбершопе Green Rooster

Мастер Chop-Chop Виталий Ставорский устроил себе ирландские каникулы – на протяжении трех недель учился и работал в дублинском барбершопе Green Rooster.

Устроил тут спектакль

Импресарио Федор Елютин работает с новыми театральными форматами вроде городского спектакля Remote Moscow или психологического интерактива «Твоя игра». Мы поболтали с ним об этом, а также о его бороде и отношении с алкоголем.

Нужен совет: как сохранить здоровье волос

9 советов по уходу за волосами от профессионального врача-трихолога.