Приложение Chop-Chop
Скачать из

Дело не в тебе, дело во мне

10 друзей и клиентов Chop-Chop вспомнили о своих самых главных романтических неудачах. Ребята, ну мы-то вас любим!
МАРКО МИХИЧ-ЕФТИЧ
архитектор
Как-то раз я познакомился с безумно красивой и интересной девушкой в Instagram. Она жила не в России, и в какой-то момент я отправился почти сюрпризом к ней на выходные. Это было за неделю до сдачи пяти проектов в конце года, что само по себе было сумасшествием. Мы гуляли – прошли километров 40 за выходные – и общались, как старые друзья. В общем, все было классно и обещало продолжение. Она предложила встретиться еще через пару недель, уже в другом городе, куда собиралась по делам. Я, не думая, согласился. Но к тому моменту, когда мы наконец встретились, она влюбилась в другого парня. Вышла дико неловкая ситуация, потому что он тоже приехал. Но в итоге мы до сих пор общаемся и дружим, что, наверное, даже лучше.
Chop-Chop на Маяковской
АЛЕКСЕЙ АМЕТОВ
медиадеятель
В юности, на первых курсах института, я часто ездил на поезде в Липецк. Поезд был ночным и прибывал ранним утром. Однажды я решил и взять плацкарту. Поезд тронулся, все выпили чаю и начали укладываться, проводница приглушила свет. Напротив, на боковом сиденье, расположилась очень красивая девушка. Она листала какую-то книгу. Я решил полистать свою, надеясь завязать какой-то разговор на почве литературы. Девушка вдруг грациозно вспрыгнула на свою верхнюю полку, свесила ноги, а затем сняла шорты и футболку, под которой не было ничего, кроме фантастически красивого тела, и улеглась спать. Минуту, наверное, я сидел на полке с глазами вроде тех, какие бывают у оленей в свете фар приближающегося автомобиля. Затем меня впечатало в полку. Попытки уснуть проваливались одна за другой, вариант выйти покурить я не рассматривал: другие пассажиры, взглянув на мои джинсы, могли заподозрить, что прекрасная незнакомка меня реально впечатлила.
После получаса медитации я все-таки вышел в тамбур, нервно выкурил пару сигарет и решил, что надо добежать до полки и использовать стратегию страуса – засунуть голову между подушкой и стеной и срочно уснуть. Добежал до полки, стянул футболку, сунул голову в щель между стенкой и подушкой и закрыл глаза. Спалось плохо. В какой-то момент я начал задыхаться и был вынужден перевернуться. Девушка на полке напротив в этот момент тоже перевернулась. Я опять почувствовал себя оленем на шоссе. Она открыла глаза и посмотрела на меня. Я думал закрыть глаза и притвориться спящим, но вместо этого почему-то очень медленно моргнул. Она улыбнулась и помахала рукой. Я помахал в ответ. И закрыл глаза. Лежал не шевелясь, наверное, час, с прилипшим к небу языком. Потом рассвело. Поезд пришел в Москву. Больше я ее не видел.
ИГОРЬ КОМПАНИЕЦ
редактор

Дело было в Северном Чертаново. Я учился в среднеобразовательной школе, в десятом, что ли, классе. Был я неопытен абсолютно и ничегошеньки в женской психологии не сек. Пригласил вот как-то одноклассницу Свету, блондинку и отличницу, прогуляться. К моему удивлению, она согласилась.

Нет чтобы пробить посещения кинотеатра или кафе-мороженое – я призвал Светлану посетить располагавшийся в десяти минутах ходьбы от школьного здания конно-спортивный комплекс. Она от такого захода явно обалдела, но приглашение все же приняла. Ну и вот… В процессе прогулки по стипльчез-полям и «конским дорожкам» я романтически сравнил свою очаровательную спутницу с пробежавшей рядом лошадью. Сравнение с животным этим мне казалось оригинальным и весьма комплиментарным – ну грациозное же и человечное создание. После этого Света почему-то метнулась от меня куда-то вбок и растворилась в чертановском вечере. На звонки мои она более не отвечала и в школьных классах меня очевидно сторонилась. Вот такая вот была ситуация.
ВЛАДИМИР ПЕРЕЛЬМАН
ресторатор
Моя первая серьезная любовь случилась на первом курсе института. У нас были чудесные отношения длиной три года, но потом я натворил ерунды, и она меня бросила. Поначалу я думал, что это некое малодушие с ее стороны, которое пройдет. Но не тут-то было: шли месяцы, она меня игнорировала, а потом и вовсе улетела отдыхать в Турцию с подругами. Я бросился следом, уверенный, что найду ее. Во-первых, я знаю турецкий, во-вторых, тогда у меня еще были волосы, которые я укладывал гелем, а потому легко находил общий язык с местными. В конце концов мне и правда удалось отыскать ее отель и выяснить на ресепшене, в каком номере поселились белокурые дамы.
И вот я подхожу к лестнице и встречаю двух ее подруг. Дальше все как в замедленной съемке: они бросаются к телефону, чтобы ее предупредить, а я несусь вверх по лестнице. Подбегаю к номеру, за дверью раздается: «Вова?! Какой Вова?!» Со слезами на глазах она открывает дверь, у нас начинается долгая беседа, мы выясняем, что она меня любит, но быть со мной не может. С разбитым сердцем я вернулся в Москву и страдал еще, наверное, года два.
МАКСИМ ЛИВСИ
ресторатор
Было это очень давно, когда мне было лет 20 и я работал в крупной – полторы тысячи сотрудников – IT-компании. В компании была позиция дежурного – молодые люди, которые нуждались в дополнительном заработке, могли остаться на ночь, чтобы следить за охраной и отвечать на международные звонки, если они были. За это платили 40 баксов за ночь, поэтому я с удовольствием оставался дежурить четыре раза в неделю. Убивал время я в основном тем, что лазил по тогда только начинавшемуся рунету. Сайтов было немного, меня интересовали два: анекдот.ру и знакомства. На сайте знакомств я смотрел анкеты разных девушек. Пишешь им на почту, они просят фото, ты сканируешь, отправляешь. Если нравишься – назначаете свидание.

Я собирал сразу несколько имейлов, копировал их в письме, вставлял свою фотографию и отправлял всем сразу. В теме письма я писал: «Ты секси». И вот однажды я прикрепляю фото, добавляю все имейлы и нажимаю на send. Письмо долго-долго не отправляется, а потом вжух – и улетает. И я замечаю, что к адресатам случайно прикрепил папку everyone. Я отправил «ты секси» десяти девушкам и еще всей компании – полутора тысячам человек.

Возможно, я мог бы в тот момент войти в историю как самый молодой человек с инфарктом. Я позвонил системному администратору Вале, предложил ему все, что он захочет, чтобы он удалил мое письмо со всех компьютеров. Но оказалось, что это невозможно.
Это произошло в ночь на субботу, и все выходные я лежал дома и смотрел в потолок. Но деваться было некуда, в понедельник я пришел на работу, натянув шапку поглубже. На своем компьютере я обнаружил сотни и сотни писем от недоумевающих сотрудников. Но больше всего мне запомнилось письмо от нашего коммерческого директора. Он написал: «Хм! А ты тоже».
ГЕННАДИЙ МУТАСОВ
специалист широкого профиля
Однажды в отпуске я влюбился в девушку. У нас случился короткий роман, а потом я уехал в Москву, а она – в Севастополь, оставив мне адрес. Две недели спустя я понял, что очень хочу ее видеть. Собрал небольшую сумку или даже вовсе без вещей сорвался в Севастополь. Приехал, но в квартире никого не было. Я дождался вечера – пришла ее мама. И говорит: «Маша уехала, вы приехали зря». Но предложила ненадолго остаться. Я так и сделал – устроил себе еще один короткий отпуск, потратил все свои нехитрые сбережения и «зайцем» на поезде вернулся в Москву. Девушку ту я больше не видел.
Chop-Chop на Маяковской
МИХАИЛ ГРЕЧАНИКОВ
РЕСТОРАТОР
Когда мне было 23 года, я работал в организации, открывавшей небольшую сеть дорогих, скажем так, увеселительных заведений. Организация, естественно, была криминальная. Мы работали вместе года два или три, и у меня завязались хорошие отношения с женщиной, которая занималась отбором сотрудниц для этих заведений. Претендентки должны были уметь танцевать, быть воспитанными, стильными и так далее, и, конечно, женщина, которая их отбирала, сама обладала соответствующими качествами. Мы жили в соседних домах, недалеко от работы. И да, еще важный момент: она была подружкой шефа всей организации.
Шеф был очень спортивный: бегал по утрам, когда еще никто не бегал, боксировал, когда еще никто не боксировал. Но с его подругой мы были друг другу симпатичны, и она все заманивала меня к себе. И наконец заманила. Все прошло замечательно, и вот восемь утра, я стою в халате на кухне – и спать хочется, и домой пора. И тут заходит в квартиру этот спортивный товарищ. И говорит: «Какого х*я ты здесь делаешь, Гречаников?» А я говорю: «Знаете, Иван Иванович, у меня дома воду отключили». В этот момент я уже мысленно попрощался с некоторыми частями своего тела, но мне повезло – воду в моем доме тогда действительно отключили. Он мне поверил, и мы еще год потом работали вместе. Но к его подруге я больше не заходил.
ГЕОРГИЙ KОСТАВА
редактор

Лет 20 назад, когда я был еще молод и хорош собой, а люди вместо фейсбука использовали для общения чаты, в одном из этих самых чатов я познакомился с девушкой. Она училась в Германии, была года на три старше меня, и у нас развивался дикий совершенно роман. Сначала в чате, потом мы начали созваниваться, и продолжалось это довольно долго – месяцев, навернов, девять. Мы строили потрясающие планы о том, как мы встретимся, какой бурный у нас будет секс и так далее. Каждый звонок был целым событием, я переживал и ревновал, если она вдруг не звонила. И вот по прошествии нескольких месяцев мы наконец встретились. Оказалось, что нам совершенно не о чем разговаривать, мы все уже выговорили по телефону, да и с сексом особенно ничего не получилось. Это было для меня очень серьезным расстройством. С тех пор я старался не заводить никаких виртуальных отношений.
АНДРЕЙ ЖАКЕВИЧ
обувЩИК
Я познакомился с девушкой в пинг-понг-классе, и у нас как-то сразу все сложилось. Мы выпивали, танцевали, катались на мопеде. Это был май, и ощущение подступающего лета только обостряло ощущения. Мы сходили на несколько свиданий, все было прекрасно, но у меня на носу была поездка в Финляндию на открытие сноубордического сезона. Билеты были куплены, и отказываться мне не хотелось. В общем, я уехал. Через полторы недели я собирался обратно и решил, что идеальным местом для нашей новой встречи будет Петербург.
Захотел сделать ей сюрприз и купить билеты тайком. Написал, что она очень симпатичная, а в паспорте, наверное, не очень – чтобы меня разубедить, она прислала фото паспорта, и я переписал все данные. О том, что купил ей билет, я сообщил за 6 часов до поезда и переживал, что она не приедет. Но она приехала. И призналась, что, пока меня не было, у нее закрутился роман с моим другом, с которым я сам же ее и познакомил. В общем, не сложилось.
АНДРЕЙ РЫВКИН
сценарист
Мне было 15, мы отдыхали с мамой в Турции, и я влюбился в немку из нашего отеля. Мы были в похожей ситуации: обоим по 15, оба на курорте с родителями, оба мечтают вырваться из их цепких объятий и пить, целоваться и смотреть друг на друга без трусов. По крайней мере, мне так казалось.

Я немного говорил по-немецки, но никогда в жизни не заговаривал с девушкой первым – ни на одном языке. К тому же она была настолько красивой, что у меня кружилась голова от одного взгляда на нее. Если я не хотел публичной потери сознания – подходить к ней было опасно. Так шли дни: она мелькала на пляже, всегда идеальная, светлая, типичный образ глазами male gaze – когда как будто кто-то взял все твои желания и воплотил их в одном человеке.

Нужно было что-то делать. Каждый день она проводила по 30 минут в одиночестве. Она доплывала до плота за буйками, ложилась на него и загорала. В предпоследний день отдыха я понял, что если не доплыву до нее, то все мое существование не будет иметь никакой цели.

Так пухлый еврейский мальчик бросился в воду и поплыл против волн до немецкой девушки, которая стала для него солнцем и смыслом бытия.

Захлебываясь, я увидел, как она расстегнула верх бикини, это заставило меня плыть с новой силой, ведь когда тонешь в гормонах, море не имеет значения. Я забрался на плот, проехавшись животом по железному бортику, и лег на спину рядом с ней. Она подняла голову, посмотрела на меня и лениво сказала: «Du blutest»*. Я улыбнулся самой идиотской улыбкой из всех возможных. Что это за приветствие такое – блютест? Тут я посмотрел на свой живот. Многочисленные ссадины кровоточили, красные капли смешивались с морской водой и падали на мокрое дерево.
Моя любовь безразлично смотрела на меня, окровавленного, отчего я с каждой секундой хотел ее еще больше. Она медленно повернулась, я увидел ее грудь, и у меня в глазах потемнело.

В себя я пришел только тогда, когда она уже плыла к берегу. Я смотрел ей вслед. Я так и остался лежать на плоту. Уже в номере я понял, как сильно обгорел. Это нормально, подумал я, ведь Икар, приблизившись к солнцу, тоже сгорел – и оно того стоило.
* Материал был опубликован в третьем номере газеты Chop-Chop Post.

Фотографии : Павел Суворов
Выбор города
Россия
Москва Санкт-Петербург Архангельск Владивосток Владимир Волгоград Воронеж Грозный Екатеринбург Иркутск Казань Калуга Кемерово Краснодар Красноярск Курск Липецк Нальчик Нижневартовск Нижний Новгород Новороссийск Новосибирск Обнинск Омск Оренбург Пенза Пермь Пятигорск Ростов-на-Дону Рязань Саратов Самара Смоленск Ставрополь Сургут Тверь Томск Тула Тюмень Уфа Чебоксары Челябинск Южно-Сахалинск
Украина
Киев Харьков Одесса
Казахстан
Алматы Астана Атырау Караганда Шымкент
Беларусь
Минск Брест
Грузия
Тбилиси
Кипр
Лимасол
Добавить свой город